Евгения Гапчинская — поставщик счастья №1

 

Киевскую художницу Евгению Гапчинскую называют «поставщиком счастья №1». И с этим трудно не согласиться. Ведь когда смотришь на её картины становится спокойнее, непроизвольно появляется улыбка и не хочется отрывать глаз от её по-детски наивных героев. В картинах Гапчинской есть какое-то волшебство. Это быстро поняли во всём мире, полотна с хирувимчиками можно увидеть в галереях Японии, России, Германии, Англии. Картины очень ценят и знаменитости. Они есть у Софии Ротару, Никиты Михалкова, Владимира Спивакова, Олега Янковского. Итальянский тенор Лучано Паваротти, гастролируя в Киеве, купил у Евгении полотна ”Мне одинаково, где жить, чтобы только с тобой” и ”Пирожок”. Я бы с удовольствием украсила детскую своей дочки одной из работ Гапчинской. Работы её недешёвые от 5 тысяч долларов. Как складываются цены на картины, как рождаются эти милые образы я решила узнать у самой художницы.

- Женя, здравствуй! Расскажи, пожалуйста, с чего всё началось ?

- После окончания Харьковского художественно-промышленного института я два года не рисовала вообще. Во-первых, жутко устала от ежовых рукавиц преподавателей. Нам запрещалось фантазировать – только реализм (заводы, поле пшеничное трактористы). Во-вторых, у меня родилась дочка, а живописью я не могла заработать ни копейки, поэтому пошла на курсы маникюра и два года я не рисовала совсем, а потом мне стало как-то спокойно на душе и образы детей-ангелочков стали появляться сами собой. Но всё решил случай. Директор венского музея «Albertina» летел в Киев на переговоры. В самолёте ему попался журнал со статьёй о моих картинах. Он заинтересовался и уже через несколько дней его ассистент связался со мной. Он попросил написать 15 картин о своем музее, в котором херувимчик-девочка путешествует по мастерским великих мастеров прошлого… Но сроки поставил такие, что мне пришлось уйти стабильную работу, что полностью посвятить себя написанию картин.

- А считала сколько картин уже нарисовано?

- Никогда не считала свои картины и не собираюсь. Я даже никогда не давала себе чёткую трактовку образов, которые рисую: ангелы это, дети или кто-то ещё? Я их не придумываю, я их вижу, сюжеты как кино внутри меня. И когда они появляются, сажусь за работу. На одну картину у меня уходит от недели до месяца, пишу только маслом. И работать предпочитаю в мастерской, а не дома. Кстати, дома моих картин немного и появились недавно, они там как будто взаперти.


- У тебя одни и те же герои? Не переживаешь, что стала заложницей своего амплуа?

- Переживаю, что люблю одни и те же сюжеты, но понимаю, что переживать уже глупо и поздно, потому что на примере любых других художников видно — когда его стиль сформировался, дальше идёт по большому счёту одно и тоже. А вот работа в качестве иллюстратора для меня что-то новое. Недавно вышла книга для детей «Лиза и её сны» с моими картинками. Я долго думала прежде, чем согласиться, потому что когда ты что-то иллюстрируешь, то ты под кого-то подстраиваешься. Это меня зажимает, постоянно думаешь как автор представлял себе героя, должны совпасть его видение и моя фантазия. Но у нас и тут получилось с ног на голову. Иван Малкович сначала увидел картины, которые я написала как раз по заказу венского музея, а потом уже придумал под них текст.

- А из чего складывается стоимость твоих работ?

- Самая дорогая картина была продана за 100 тысяч долларов. А так небольшие картины стоят от двух тысяч долларов. Цена складывается из того, чтобы картину всё-таки продать, чтобы они не остались мне все и не завалили меня горою, с другой стороны, чтобы не пришёл человек и не купил всю галерею. Такое уже было. В галерею пришёл покупатель, ему понравились все работы и он их купил. После этого я год сидела с пустыми стенами и поняла, что мне нужно повышать цены, потому что приходят люди, а показать мне им просто нечего.

- Но, насколько я поняла, цена не останавливает твоих поклонников?

- Есть люди, которые приходят на все мои выставки, и с каждой покупают новую картину.
Конечно, мне очень приятно, но я очень стесняюсь называть эти имена. Как говорится, льстит где-то тихо в середине. А потом некоторые известные политики или просто богатые люди, просят: «Женька, не говори, не хочу чтобы калькулировали покупки!». Да и хвастаться я не люблю — это же ни о чём не говорит. Никто ещё не пришёл и не купил мою картину, потому что она есть у Паваротти.

- Твои картины подделывают. Вот недавно мой знакомый купил якобы вашу работу за 1000 долларов, а потом выяснилось, что это фальшивка. Как-то грустно.
- Это очень неприятная тема и тянется она уже много лет. Подделки своих картин я видела в Москве, Польше, Венгрии. Я довольно долго не обращала на это внимания, но мне стали звонить клиенты и говорить, что у них очень активно просят картины, чтобы сделать копии. Те что я видела продают потом в пять раз дешевле, чем оригиналы.

-Что же делать? Как защититься от подделок?
- Покупать картины только в моих галереях. Это главная гарантия. Ведь, если вы хотите купить, например, сумку Guchi, вы не идёте в переход, а идёте в фирменный магазин. Так и тут. Потом мы прилагаем сертификат вместе с картиной. Мои картины подписаны: холст, масло, название и моя подпись. И все работы продаются только в дорогих, хороших рамах.

Интервью провела Татьяна Костина

Размещен в Всё самое интересное об интерьере и дизайне | Написать комментарий

Добавить комментарий